Присоединяйтесь к проекту SkyWay, потому что это выгодно

Подписаться
3 декабря родились[en]: Джозеф Конрад, Михаил Ильич Кошкин, Годар Жан Люк
Скончались[en]:
Василий III Иванович, Сергей Нечаев, Афанасий Фет, Александр Кайдановский

Главная / Оглавление / Ваши знаменитые тезки / Борис Волынов / Имена / Отчества / Имя-отчество / Гороскопы / Тесты/ / Приметы

Борис Валентинович Волынов

Борис Волынов

Борис Валентинович Волынов (р. 1934), российский космонавт, летчик-космонавт СССР (1969), полковник, дважды Герой Советского Союза (1969, 1976). Полеты на «Союзе-5» (январь 1969), «Союзе-21» и орбитальной станции «Салют-5» (июль — август 1976).

18 января 1969 года Борис Валентинович Волынов приземлился с огромным риском для жизни на корабле "Союз-5". Удар о землю был такой силы, что у Волынова произошел перелом корней зубов.

«Первая проблема возникла перед включением двигателя на торможение. Волынов должен был, глядя на проплывающую Землю, проконтролировать, не вращается ли корабль и правильное ли он занимает положение. Иначе, если двигатель расположен не против движения, включение его может привести не к торможению, а к ускорению, и тогда космонавт остался бы пленником орбиты (запаса топлива на исправление ситуации уже не оставалось). И тут выяснилось, что баллистики ошиблись, - корабль оказался на ночной стороне раньше предполагаемого времени. Борис Волынов не видел Землю и поэтому визуально не мог определить правильность положения и ориентации корабля. Он принял единственно верное решение - выключил уже запущенную программу посадки.

Когда космический корабль вышел в зону радиосвязи, из Цупа посоветовали на следующем витке сориентировать корабль вручную. Борис Волынов легко справился с этим и дал автоматам команду на спуск. Двигатель отработал положенное время, и «Союз-5» наконец-то устремился к Земле. Через 6 минут от спускаемого аппарата должны были отделиться (с помощью пиропатронов) бытовой отсек и приборно-агрегатный. Космонавт услышал, как над головой грохнуло, балка, на которой установлен люк-лаз, прогнулась и сразу же встала на место. Видимо, на секунду образовался зазор в люке, и этого было достаточно, чтобы давление в кабине упало на 100 миллиметров ртутного столба. Однако самое страшное было впереди: в иллюминатор Борис увидел торчащие антенны. Это означало, что массивный приборно-агрегатный отсек не отошел. В такой ситуации Виктора Волынова ждала верная гибель при прохождении плотных слоев атмосферы.

- Я понимал, что жить осталось не так много, - рассказывает Волынов. - В бортовой журнал записывал самое главное. Когда вошел в плотные слои, в иллюминаторе увидел огненные струи. Мне казалось, что они уже и между стеклами. В кабине запахло дымом (как потом выяснилось, горела уплотнительная резина на крышке люка). Кабина наполнялась гарью. Паники у меня не было, голова была ясная, но жить очень хотелось...

Борис Волынов вырвал листки, где были записи о стыковке, и положил их в середину бортжурнала. При пожаре у них там больше шансов уцелеть. Корабль вращался, и он видел попеременно то Солнце, то Землю... И вдруг раздался новый взрыв. Волынов подумал: «Это последнее, что я услышу». Но нет, он все еще был жив. Корабль стал вращаться очень быстро, голова-ноги, голова-ноги. В иллюминатор он заметил, что укрепленный снаружи металлический индикатор стал мягким, «поплыл» и на глазах испарился. Корабль летел, объятый пламенем.

Взрыв отделил-таки спускаемый аппарат от приборно-агрегатного отсека. До Земли еще оставалось километров девяносто. Кабина была полна едким дымом. Если бы произошла разгерметизация (а оставались миллиметры несгоревшей резины), то ни единого шанса выжить у Бориса Волынова, летевшего без скафандра, не было бы.

Спуск продолжался в нештатном режиме - при огромных перегрузках и бешеном вращении. врачи потом удивлялись, как выдержал все это организм, почему не произошло кровоизлияние в мозг.

Затем раздался хлопок - значит, должен выйти парашют. Но Борис понимал, что при вращении стропы закрутятся, купол сложится и тогда аппарат камнем будет падать на Землю. Но и здесь повезло - стропы хотя и закрутились, но корабль остановился и начал вращение в другую сторону. Купол не смялся. Увидев это, Борис подумал: «Значит, еще поживу...»

Когда на Земле он открыл люк-лаз, то увидел: снаружи вместо жаропрочной стали - застывшая «шапка» расплавленного металла. При посадке удар был такой силы, что у Волынова произошел перелом корней зубов. Когда через 40 минут к нему пробились спрыгнувшие с парашютов поисковики - три солдата и старший лейтенант, Борис Волынов снял шлемофон и спросил: «Посмотрите, я седой?» «Да нет вроде», - ответил лейтенант».

Головачев В. И тут в иллюминатор ударили огненные струи. - Труд, 1999, 15 января, с.5.

Читайте так же об участии Бориса Волынова в первой в мире стыковке космических кораблей.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями! Получите +1 к Карме :)
И чуть ниже оставьте комментарий.

Подпишитесь на новости

rss to-name.ru  email to-name.ru  twitter to-name.ru

Рекомендуемый контент:

Найти ещё что-нибудь интересное:

Значение имени

Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Поделитесь!
Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки, реклама, неуважительное обращение, и т.п. запрещены. Нарушители банятся.

Не быть придирой - чтобы других не сердить и самим не позориться. Кто сам ничего не умеет и не может сделать, тот первым лезет критиковать и делает это бесцеремонно. Ну, небезупречный сайт, местами белыми нитками шит, кое-где ссылки сдохли - пусть даже так. Никто не запрещает сказать об этом... но где же элементарная деликатность? И чем ничтожнее критикан, тем он наглее (Бальтасар Грасианов, виртуальный философ и кибер-маньерист, кавалер Ордена Бинокля)