Инвестируйте в SkyWay, потому что это выгодно

Клавдия Шульженко Биографии / Знаменитые тезки / Имена / Фамилии / Отчества / Имя-отчество / Гороскопы / Тесты / События / Главная

Клавдия Ивановна Шульженко — биография

Клавдия Шульженко

Клавдия Ивановна Шульженко — советская эстрадная певица, актриса театра и кино, народная артистка СССР[en] (1971). Участница Великой Отечественной войны[en]. Знак Зодиака — Овен.

Жанры: эстрадная музыка, романс.

Знаменитые песни Клавдии Ивановны  военной[en] поры: "Синий платочек" Е. Петербургского и "Давай закурим" М.Е. Табачникова. Попытки других артистов исполнить песни из репертуара Шульженко заканчивались провалом. За исключением Аллы Пугачевой, которая никогда не задавалась целью копировать певицу, а исполняла ее песни в собственной манере.

Клавдия Шульженко родилась 24 марта (11 марта по старому стилю) 1906 года, в простой семье (их дом стоял на Владимирской улице, в районе, который носил название Москалевка)... О своем детстве[en] К. Шульженко вспоминала:

«Первое художественное впечатление было связано с отцом. От него я впервые услышала украинские[en] народные песни. Он приобщил меня к пению. Бухгалтер управления железной дороги, отец мой серьезно увлекался музыкой: он играл на духовом инструменте, как тогда говорили, в любительском оркестре, а иногда и пел соло в концертах. Его выступления, его красивый грудной баритон приводили меня в неописуемый восторг».

Клавдия постоянно принимала участие в художественной самодеятельности, в спектаклях, которые шли на сцене, сделанной прямо посреди двора. Было поставлено множество пьес, чаще всего инсценировались сказки. Безусловно, в каждом спектакле были песни и танцы, и девочка обязательно пела – либо по ходу пьесы, либо в концертном отделении. Но что бы она ни пела, каждая песня – это рассказ и мини-спектакль. В любой песне она и певица, и актриса... И стихи она преподносила именно как стихи, а не как «текст».

Когда Клава училась в гимназии, ее любимым предметом была словесность. Она с удовольствием учила стихи русских поэтов и почти на каждом уроке прекрасно их декламировала. Хорошо знала и французский язык. А вот к занятиям по музыке относилась с пренебоежением, и если бы не родители, которые решили отдать ее в обучение к профессору Харьковской консерватории Никите Леонтьевичу Чемизову, вероятнее всего, Шульженко никогда бы не пошла по музыкальной части. Именно Чемизов раскрыл ей глаза[en] на ее талант, сказав однажды: «Ты счастливая, у тебя голос поставлен от природы, тебе нужно только развивать и совершенствовать его». 

В 1923-1927 годах Клавдия Ивановна работала в Харьковском драматическом театре, в 1923 году дебютировала как певица, исполнив романс «Звезды на небе». Весной 1928 года в Ленинграде в Мариинском театре приняла участие в концерте для журналистов.

«Первое выступление Шульженко в Ленинграде состоялось 5 мая 1928 года на сцене оперного театра (бывший Мариинский». Это был сборный концерт, в котором наша героиня исполнила две песни: одну на сюжет балета «Красный мак», другую - «На санках». После этого она ушла за кулисы, считая свою программу законченной. Однако она поторопилась. Пришедший следом за ней конферансье Николай Орешков сообщил, что зрители требуют ее на «бис». И Шульженко вновь вышла на сцену. Далее ее рассказ:

«Еще не осознавая, что это была победа, я спела лирическую песню «Никогда» на слова Павла Германа. И снова успех, и снова Орешков широким жестом приглашает меня на сцену. Пою свою «Папиросницу». Ну, думаю, это последняя. Достаточно. Да и что после нее можно петь? Но аплодисменты не кончаются. Выхожу на поклоны раз, другой, третий.

- Надо петь еще, - шепчет мне Николай Сергеевич.

- Но что? - лихорадочно соображаю я.

Надо спеть такую песню, которая была бы не похожа на предыдущие, и я решаю: буду петь «Колонну Октябрей»...

В тот вечер мне пришлось спеть еще одну песню. Итого - шесть вместо двух запланированных. Экзамен, да еще какой, я выдержала…» Федор Ибатович Раззаков. Досье на звезд. 1934-1961. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998, с. 217-218.

...

Одобрение родственников и знакомых вдохновило шестнадцатилетнюю Клавдию на довольно смелый поступок. В 1923 году девушка пришла в Харьковский драматический театр, которым тогда руководил Николай Синельников, и бодро предложила взять ее в труппу.

На вопрос Синельникова, что же она умеет, Клава решительно ответила: «Петь, танцевать и декламировать!». Юная круглолицая девушка с косичками «корзиночкой» в нарядном мамином тайно взятом платье очаровала великого режиссера. «Подыграй-ка ей, Дуня. А вдруг?» – обратился он к Исааку Дунаевскому, заведовавшему музыкальной частью театра. И девушка запела, изо всех сил взмахивая руками, чтобы походить на свою любимую актрису Надежду Плевицкую. Музыкальный талант и детская непосредственность Клавы сделали свое дело – в труппу ее взяли. И мама впервые не ругала за платье.

Попасть в труппу Синельникова считалось большой удачей для начинающего актера. Это был один из лучших театральных коллективов периферии. Еще до революции в театральной среде сложился афоризм: «В императорском училище – школа, у Синельникова – университет». Учеба в Харьковском театре была путевкой в большую эстраду.

...

После успешного дебюта на сцене Московского мюзик-холла в программе «100 минут репортера» в 1929 году Шульженко пригласили в Ленинградский мюзик-холл. В репертуаре певицы появляются песни «Никогда», «Негритянская колыбельная», «Физкульт-ура!».

В 1929 Клавдия Ивановна гастролировала в Киеве и Нижнем Новгороде. Вместе со многими известными артистами приняла участие в программе «Аттракционы в действии». После резкой критики со стороны Репертуарного комитета решила испытать себя в новом жанре. С помощью этнографа Э. Паперной отобрала несколько народных песен для новой программы: украинские «И шуме, и гуде» и «Распрягайте, хлопцы, коней», русскую[en] «Две кукушечки».

Шульженко участвовала в театральных постановках. Специально для нее русский композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович написал две песни — «Ах, как приятно вечерком» и «Милый, видишь там и тут». В кинокомедии Э. Иогансона «На отдыхе» певица исполнила лирическую песню героини фильма Тони. Пластинка с записью «Песни Тони» стала фонографическим дебютом Шульженко. В этом же году в студии Заикина были записаны песни «До свиданья, тихий Дон», а также написанная специально для Шульженко «Дружба» («Когда простым и нежным взором»).

В 1937 году Клавдия Шульженко стала солисткой джаз-оркестра под руководством Я. Б. Скоморовского. Большое внимание уделялось певицей новым лирическим произведениям, пришедшим на смену «цыганским» романсам. В 1938 в репертуаре певицы появились песни «Рукия», «Записка», «Челита».

В 1939 году Клавдия Ивановна стала лауреатом Первого Всесоюзного конкурса артистов эстрады. В январе 1940 был организован джаз-оркестр под управлением Шульженко и ее супруга — В. Коралли. Выступление нового коллектива решено было сделать театрализованным. В первой программе «Скорая помощь» обыгрывались эпизоды, связанные с организациями, призванными оказывать «скорую помощь» в быту. Вторая целиком строилась на «радиоконферансе». Появилось много шуточных песен: «Курносый», «О любви[en] не говори», «Упрямый медведь», «Нюра».

Объявление о начале войны застало Клавдию Ивановну Шульженко на гастролях в Ереване. Добровольно вступив в ряды действующей армии, она стала солисткой фронтового джаз-ансамбля. За первый год ленинградской блокады дала 500 концертов. В конце 1941 года в репертуаре певицы появилась песня «Синий платочек», ставшая одной из самых популярных песен военного времени.

Стремясь расширить тематику и обогатить форму эстрадной песни, К.И. Шульженко в 1947 году обратилась к сюите В. Соловьева-Седого «Возвращение солдата» и симфоническому вальсу Арама Ильича Хачатуряна к драме Михаила Юрьевича Лермонтова «Маскарад». С 1950 сотрудничает с Исааком Осиповичем Дунаевским, который написал для певицы «Окрыляющее слово», «Письмо матери», «Школьный вальс», а также песни для фильма с участием Шульженко «Веселые звезды».

В 1960-х годах Клавдия отказалась от многих песен, которые, по мнению певицы, не соответствовали ее возрасту, и вновь обратилась к репертуару военных лет. На концерте, посвященном 25-летию битвы под Москвой, исполняла «Давай закурим», «Синий платочек», «Моя тень». В 1965 выступила на первом фестивале советской эстрадной песни. С конца 1970-х годов прекратила выступления с сольными программами, принимала участие в сборных концертах. Одной из самых популярных песен ее репертуара в эти годы стала песня «Вальс о вальсе» Эдуарда Савельевича Колмановского на стихи Евгения Александровича Евтушенко. «Синий платочек» (Н. Картозия)

31 декабря 1945 года Василий Иосифович Сталин пригласил Клавдию Шульженко по телефону к себе на вечеринку. Та отказалась и долго опасалась репрессий со стороны сына вождя. Но на этот раз Василий Сталин оказался незлопамятным.

«31 декабря 1945 года вместе со своей подругой Шульженко собиралась на встречу Нового года к знакомым. Внезапно в доме раздался телефонный звонок. Когда наша героиня сняла трубку, на другом конце провода она услышала мужской голос: «Говорит Василий Сталин. Мы хотим пригласить вас на нашу вечеринку встретить Новый год». - «Но до Нового года осталось всего несколько часов! - ответила Клавдия.

- Я уже дала слово своим друзьям, что буду сегодня у них. Надо было предупреждать заранее». - «Значит, вы не придете?» - в голосе Василия Сталина она услышала зловещие нотки. Секунду она поколебалась, и затем твердо произнесла: «Не приеду». И повесила трубку. Когда она рассказала подруге, кто ей только что звонил, та в ужасе всплеснула руками: «Что же теперь будет?».

Однако ничего страшного не произошло. На этот раз сын вождя оказался не злопамятным». Раззаков Ф. И. Досье на звезд. 1934-1961. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998, с. 222-223.

31 декабря 1952 года Шульженко отказалась петь на новогоднем концерте перед Сталиным. Накануне, 30 декабря, ей позвонили и сказали, что она должна будет выступать в Кремле, на что певица ответила, что ей слишком поздно сообщили и у нее уже есть планы на этот вечер: «По Конституции, я тоже имею право на отдых!» Лишь скорая смерть[en] вождя спасла ее от неминуемого наказания.

Джаз с Коралли

В конце 1930-х из Одессы в Ленинград приехал веселый, обаятельный конферансье-куплетист Владимир Коралли. Все эстрадные певицы сразу же в него влюбились.

Шульженко и Коралли встретились случайно в вагоне поезда. Оба ехали в Нижний Новгород, куда были приглашены участвовать в мюзик-холле. В скромной, по словам Коралли, меланхоличной девушке он узнал молодую певицу и тотчас влюбился. Вспыхнул роман, шумный, стремительный.

Браку Шульженко и Коралли препятствовала и мама Коралли, мадам Кемпер. Считая всех эстрадных певиц ветреными и сумасбродными, она не хотела, чтобы ее сын женился на одной из них, да еще и не еврейского происхождения: «Что скажут предки?» Но маме и предкам пришлось уступить – свадьба состоялась.

Коралли и Шульженко прожили вместе 25 лет. У них родился сын Гоша, которого родители таскали с собой по концертам и командировкам – можно сказать, за кулисами и вырос.

В совместной жизни Шульженко и Коралли были и ревность и измены, зато в творчестве – полное взаимопонимание и поддержка. В середине 1930-х годов супруги создали свой джаз-бенд. Тогда все были влюблены в джаз, и ансамбль, гастролирующий по стране[en], пользовался огромной популярностью.

Вести о наступлении войны застали джаз-банд на гастролях в Ереване. Шульженко и Коралли тут же вернулись в Ленинград и добровольно вступили в ряды действующей армии. Джаз-банд распался – Шульженко продолжила выступать.

Коллекция из трех платьев

Шульженко не привыкла себе в чем-то отказывать: французские духи, платья от модных дизайнеров, столовое серебро «Фраже», клубника из Елисеевского. Когда ее любимых конфет «Чернослив в шоколаде» не было в магазине, певица поехала с концертом на кондитерскую фабрику. Но она буквально нищенствует на закате жизни.

От Шульженко уходит костюмерша. Ее пианист, Борис Мандрус, все чаще аккомпанирует другим артистам, распеваться приходится дома под пластинки.

Внезапный роман с кинооператором Григорием Епифанцевым оставляет ее и без квартиры. Возлюбленный был на 12 лет ее моложе… И она, как девочка, бросила все и ушла к нему. Ничего не вышло, расстались. «Не могу объяснить, что это было за наваждение... – вспоминает певица. – Ясно одно, избалованная была, самовлюбленная... Но... за все надо платить». Коралли обвиняет жену в измене, разменивает квартиру, и Шульженко остается в 17-метровой комнате коммуналки. Четверть комнаты занимает ее знаменитый рояль «от Шостаковича».

Чтобы получить новую квартиру, она обращается к министру культуры Фурцевой. Шульженко отказывается ждать в приемной и через некоторое время врывается в кабинет Фурцевой со словами: «Мадам, вы плохо воспитаны!».

Из приемной Фурцевой она ушла без квартиры, но уход со сцены Клавдии Шульженко удался. В 1976 году на последнем юбилейном концерте в Колонном зале Дома союзов народная артистка СССР исполняла свои лучшие песни военных лет по заказу благодарных слушателей из зрительного зала. Для концерта Вячеслав Зайцев подарил Клавдии Ивановне коллекцию из трех платьев: романтическое серое, женственное голубое, ослепительное алое. «Уходить надо красиво, это как в пьесе – последний аккорд. Он особенно запоминается».

Через 8 лет Шульженко умерла, и в день ее похорон светило солнце[гор].

Награды

Звания

Клавдия Ивановна Шульженко скончалась 17 июня 1984 года в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище, в Москве.

Понравилась статья? Лайкните, комментируйте, поделитесь с друзьями! Получите +1 к Карме :)
И чуть ниже оставьте комментарий.

Подпишитесь на новости

rss to-name.ru  email to-name.ru  twitter to-name.ru

Рекомендуемый контент:

Найти ещё что-нибудь интересное:

Значение имени

Есть что сказать, дополнить или заметили ошибку? Поделитесь!
Спам, оскорбления, сквернословие, SEO-ссылки, реклама, неуважительное обращение, и т.п. запрещены. Нарушители банятся.

Не быть придирой - чтобы других не сердить и самим не позориться. Кто сам ничего не умеет и не может сделать, тот первым лезет критиковать и делает это бесцеремонно. Ну, небезупречный сайт, местами белыми нитками шит, кое-где ссылки сдохли - пусть даже так. Никто не запрещает сказать об этом... но где же элементарная деликатность? И чем ничтожнее критикан, тем он наглее (Бальтасар Грасианов, виртуальный философ и кибер-маньерист, кавалер Ордена Бинокля)